Мишенькина Е.В., Извекова Т.Ф. Этимологический анализ концепта «праздник» как способ описания языковой картины мира славян

Статьи


В статье представлен этимологический анализ концепта «праздник» с опорой на совокупность факторов, влияющих на его возникновение и функционирование. Мифология, славянские религиозные воззрения, малые фольклорные жанры - вот те языковые данные, на которых базируется исследование.
Ключевые слова: языковая картина мира, менталитет, концепт, этимологический анализ, пословица.
В условиях современного мира, в период всемирной глобализации, все чаще возникают проблемы, связанные с межэтической и межкультурной коммуникацией (цивилизационное неравенство). Так, Т. В. Цивьян в своей книге указывает на следующие задачи, поставленные новым временем: «язык как основной объединяющий и дифференцирующий инструмент в межэтническом взаимодействии», «взгляд на себя - взгляд со стороны», «культура: своя - чужая - "общая"» [21, с. 207]. Один из вариантов разрешения подобной конфликтной ситуации видится в принятии принципа открытости, заключающегося, во-первых, во включенности человека в целостный космос (диалог с природой, а не противопоставление себя последней), во-вторых, в коммуникации внутри разных человеческих культур (диалог культур).
Рассмотреть мир как целостную систему можно, лишь изучив национальные особенности той или иной культуры, причем с точки зрения разных дисциплин: философии, лингвистики, этнографии, психологии и т. д. Т. В. Цивьян называет эти науки «смежными» в силу их втяну-тости «в некую общую орбиту», центром которой является «Слово» [21, с. 28]. Залогом успешной межкультурной коммуникации в данном случае будет являться соответствие картин мира коммуникантов, их совмещение, а не замена одной другой, корректировка между участниками диалога, направленная на адекватную передачу информации и на адекватное ее понимание. Возможность такого процесса объясняется тем, что в сознании любого народа, в его культурно-языковом пространстве есть некие универсалии. Как отмечал А. А. Леонтьев, «мы можем воспринимать как целое предметный мир только при условии, что в нем есть что-то постоянное, опорные элементы, отображенные в нашем сознании в виде образов предметов и ситуаций, константных по сравнению с образом мира» [8, с. 144].
В связи со сложившейся в мире тенденцией к постижению национальной культуры разных народов, в нашем исследовании хотелось бы описать особенности русского менталитета.
В современной научной мысли имеется большое количество определений понятия «менталь-ность», объясняемое разностью понимания природы сознания в целом. Так, в словарях иностранных слов дается следующее определение понятия «менталитет»: «Менталитет (фр. mentalis - умственный) - склад ума, умственный настрой; образ, способ мышления личности или общественной группы» [3, с. 402]; «Менталитет - это склад ума, мироощущение, мировосприятие, психология» [15, с. 371]. На связь с психологией указывают и исторический, и социологический словари: «менталитет - англ. mentality; нем.
© Мишенькина Е. В., Извекова Т. Ф., 2011
Mentalitat. Совокупность и специфическая форма организации, своеобразный склад различных человеческих психических свойств и качеств, особенностей их проявлений» [23]; «менталитет -обобщенное понятие, политико-
публицистическое, обозначающее в широком смысле совокупность и своеобразный склад различных психических свойств и качеств, особенностей и проявлений, характеризует оригинальный способ мышления, склада ума, умонастроения» [24].
Наиболее полное, на наш взгляд, определение предложено в философском словаре: «Менталь-ность - глубинный уровень коллективного индивидуального сознания, включающий и бессознательное. Ментальность - совокупность готовно-стей, установок и предрасположенностей индивида или социальной группы действовать, мыслить, чувствовать и воспринимать мир определенным образом. Ментальность формируется в зависимости от традиций культуры, социальных структур и всей среды обитания человека и сама, в свою очередь, их формирует, выступая как порождающее сознание, как трудноопределимый исток культурно-исторической динамики» [14].
Итак, менталитет - способ видения мира, зависящий от географических, исторических, социокультурных, языковых факторов того или иного народа.
Одним из методов исследования менталитета является концептуальный анализ. Каждый отдельный человек, будучи носителем языка, одновременно является и носителем определенных представлений, образов о мире. «Концепт - то, что называет содержание понятия, синоним смысла» [10, с. 31].
Существуют разные подходы в понимании концепта. Так представители лингвокогнитивной точки зрения (Д. С. Лихачев, Е. С. Кубрякова) рассматривают концепт как «намек на возможное значение» [9, с. 282]; как «оперативную содержательную единицу памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [7, с. 90]. То есть концепт - это способ познания.
Лингвокультурологи видят в концепте единицу прежде всего культуры. Ю. С. Степанов отмечает, что это «сгусток культуры в сознании человека, то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека» [16, с. 41]. На взгляд Н. Д. Арутюновой, концепт - «понятие жизненной философии» [2, с. 3].
С точки зрения психолингвистического подхода, в частности, по мнению В. А. Пищальни-ковой, концепт - некая совокупность всех знаний и мнений о какой-либо реалии [11, с. 8].
Поскольку концепт - понятие многогранное, то, наш взгляд, необходимо рассматривать его с разных точек зрения.
Анализ концептов базируется на языковых данных. Познать картину мира можно лишь благодаря языку, а именно языковым единицам, заключающим в себе информацию о мире. «"Мир" понимается как человек и среда в их взаимодействии, или как результат переработки информации о среде и о человеке» [21, с. 5]. При этом необходимо учитывать тот факт, что существование языка невозможно без человека («антропоцентрический экскурс» [21, с. 30]). Человек -это некое звено между реальной действительностью и языком. Воспринимая окружающий мир посредством аудиальных, визуальных, тактильных, обонятельных ощущений, он осмысляет, «перерабатывает» полученную извне информацию «под себя», в соответствии со своим видением, то есть выстраивает свое представление о мире, впоследствии передавая, уже пользуясь языком, другим представителям сообщества. Таким образом, человек - это некий трансформатор информации в силу того, что он обладает возможностью осуществлять мыслительные операции, формировать свое видение явления, порождать некое представление о нем, которые в дальнейшем облекает в словесную форму. Получается следующая связь: предмет действительности — представление — слово. Т. В. Цивьян указывает на двухэтапность обработки человеком информации о мире: «первичные данные, воспринятые органами чувств, подвергаются вторичной перекодировке с помощью знаковых систем» [21, с. 5]. Естественным будет являться тот факт, что нельзя поставить знак равенства между словом и предметом, так как процесс осознания субъективен по своей природе, зависит как от этноса (история, география, уровень жизни и т. д.) в целом, так и от индивида (возраст, пол, воспитание, образование и т. д.). И тот, кто называет, по мнению Т. В. Цивьян, «не столько передает свои личные впечатления, сколько волей-неволей обнаруживает свою модель мира» [21, с. 54]. В связи с этим исследователь отмечает возросший интерес к народной этимологии, причем используемой на равных правах с «обычным резервом», в лингвистические труды с целью не простого описания семантики, а «реконструкции языкового сознания» [21, с. 55].
Обратимся теперь непосредственно к истории и культуре славянского народа. Еще во II и I тыс. до н. э. славянские народы представляли собой единое целое, а именно входили с состав индоевропейской цивилизации, однако в связи с расширением территориальных границ происходит постепенное обособление славянских народов в I тыс. н. э., что нашло свое отражение в культурном, политическом и языковом плане.
Именно к периоду разделения индоевропейской семьи на группы, а в свою очередь, славянской группы на подгруппы (западнославянскую, южнославянскую, восточнославянскую) следует отнести появление слова «праздник». К такому выводу мы приходим в процессе этимологического анализа данного слова, точнее словообразовательного и фонетического. Так в словаре Т. А. Крылова указывается, что слово «праздник» как часть речи существительное было заимствовано из старославянского языка, в котором оно было образовано при помощи суффикса -икот старославянского слова праздьнъ - «праздный» [22].
В этимологическом словаре М. Фасмера мы находим следующие комментарии: «Ввиду наличия -ра- заимств. из ц-слав., вместо исконно-русск. порожний (см. порожний)» [19]. Если рассмотреть понятия «полногласие» и «неполногласие», то следует отметить, что полногласие является одной из особых фонетических черт, отличающих восточнославянские языки от южно- и западнославянских. Полногласие проявляется в первую очередь в исконной лексике русского языка «в наличии фонетической завершенности оформления гласными фонемами /o/ и /e/ согласных /г/ и /l/ в слогах оро, оло, ере, ело: русск. корова (ср. польск. krowa), молоко (ср. млеко, млечный), болото (ср. блато, Балтика, молдавский славянизм балтэ), берег (брег), жёлоб (жлоб)». Полногласие возникло приблизительно в восточной подгруппе около VII в. «как развитие тенденции к открытому слогу в праславян-ских дифтонгических сочетаниях *or,*ol,*er,*e»
[25].
Из данного комментария следует, во-первых, что слово «праздник» уже было заимствовано из старославянского, то есть после разделения на языковые подгруппы, а во-вторых, исконно русское слово, обозначающее «праздник», звучало как «порожний» и имело значение «свободный от работы» [22]. Ссылка именно на слово «порожний» как праслова «праздник» отмечается и в словаре М. Фасмера [19]: «укр. порожний, блр. порожш, др.-русск. порожьнъ, польск. pro z. ny. Допустимо предположить родство с др.-русск. пороздьнъ - то же (Нестор, Жит. Феодос. и др.; Шахматов, Очерк 148), ст.-слав. праздьнъ, (Остром., Супр.), болг. празен, празден, сербо-хорв. празни, празан, празна ж., словен. prazen, prazna, чеш. prazdny, prazny, слвц. prazdny, в.-луж. prozdny, prozny, н.-луж. рrоznу. Исходными формами последних представляются *ро^ьпъ, первых - ^о^ьто». Предложенная дефиниция позволяет сделать вывод о родстве слов «праздный» и «порожний» в русском языке, от которых впоследствии суффиксальным способом образовалось слово «праздник».
Одним из значений суффикса -ик- в русском языке является значение пространства или территории, покрытой чем-либо или содержащей что-либо (ельник, малинник) [26]. Если исходить из того, что значение слова «праздный», «свободный от работы», то праздник - это «пространство, состоящее из свободы от работы».
Этимологический словарь русского языка под редакцией А. В. Семёнова [12] не имеет словарной статьи для слова «праздник». Однако словарь синонимов [27], представивший следующий синонимический ряд: праздник - празднество -торжество, позволил на этимологическом уровне обнаружить связь слова «праздник» и «торжество». Старославянское слово «тръжь-ство» происходит от «търгъ», обозначающего «торговлю, базар, торговую площадь». Сходное значение имеет и такое же греческое по происхождению слово: «всенародное празднество», «народное собрание, совещание, городская площадь, базарная площадь, рынок». Данный языковой факт свидетельствует о влиянии греческого языка на исконно русский, о заимствованиях, происходивших с XI в., когда, вероятно, слово и приобрело значение «праздник, знаменательное событие».
Рассматривать историю слова нельзя без обращения к религиозным воззрениям народа. Истоки славянской религии - это языческие представления народа об окружающем мире, просуществовавшие до введения на Руси христианства князем Владимиром Святославовичем. Древний человек жил в тесной связи с природой, ощущал себя частичкой макрокосмоса. Вглядываясь в явления природы (небо, солнце, луну, звезды), человек задумывался над происхождением всего этого, в том числе и себя, пытался объяснить суть и смысл вещей, а не просто любовался внешними атрибутами предмета или явления. Мифологическое мышление древнего человека видело в каждом проявлении природы присутствие божественных сил, то есть признавалось наличие большого количества богов, таким образом, характерная черта славянского язычества -политеизм, в котором, с одной стороны, проявляется поклонение явлениям природы, а с другой - почитание предков.
Особенностью славянского язычества является его дуализм. Так, например, в религии скандинавских стран трудно четко разграничить группу добрых или злых богов, в отличие от славянского мировосприятия мира. Изначально задаются мужское и женское начала - Небо (Сва-рог / Стрибог - отец-бог) и Земля (Мать-Земля), считающиеся живыми существами, супружеской парой, породившей все живое. Их детьми (сыновьями) древние славяне называли Солнце (Дажьбог), Молнию (Перун) и Огонь. В продолжение заданной антонимической пары противопоставляются черное и белое начала мира (Бело-бог и Чернобог), темное и светлое, земное и небесное.
Дуализм восприятия мира древних славян сохраняется и в современном мире: принятие христианства не отменило присутствия языческих праздников и богов (празднование Масленицы, колядование, праздник Ивана Купалы, вера в проживание в наших домах домовых, которых при переезде необходимо звать с собой и т. д.). Эта особенность сознания (сочетание противоположностей) является чертой русского менталитета.
Изучение культуры древних славян опирается, как уже говорилось ранее, в нашем исследовании, на языковой материал. Наиболее показательным в этом плане будет использование фактов фольклора, так как в них сохраняются следы древних слоев языка, позволяющих восстановить различные черты обычаев. С этой точки зрения вполне обоснованным является исследование концепта «праздник» на примере русских пословиц.
«Русский народ создал огромную изустную литературу - мудрые пословицы и поговорки... Напрасно думать, что эта литература была лишь плодом народного досуга» [20, с. 17]. Мнение Л. Н. Толстого подтверждают слова В. И. Даля, который следующим образом характеризует жанр пословицы: «Пословица - краткое изречение, поученье, более в виде притчи, иносказанья, или в виде житейского приговора» [1, с. 18].
Пословица вездесуща, охватывает все стороны человеческой жизни (отношения между людьми, отношения с природой, деятельность человека). Большая часть пословиц русского народа отражают полярность восприятия мира («система бинарных оппозиций» [21, с. 5]). Так, в словаре пословиц и поговорок В. И. Даля [4] выделяются следующие пары: Былое - Будущее, Бережливость - Мотовство, Брань - Привет, Воровство - Грабеж, Здоровье - Хворь, Любовь
- Нелюбовь, Одиночество - Женитьба, Повод -Причина, Поиск - Находка, Правда - Кривда, Радость - Горе, Разное - Одно, Строгость - Кротость, Родина - Чужбина, Простор - Теснота, Покой - Движение, Много - Мало, Молодость -Старость, Муж - Жена, Достаток - Убожество, Друг - Недруг, Жених - Невеста, Жизнь -Смерть, Вера - Грех, Богатство - Достаток.
Понятие «праздника» у древних славян также рассматривается только в соответствии с понятием «труд/работа». Издревле славянский народ считался земледельческим. Это находит свое отражение в наличии обширнейшего пантеона богов, связанного с культом плодородия и продолжения рода: Макошь - богиня плодородия, Велес
- «скотий бог», Даждьбог - бог плодородия и солнечного света, Купала и Леля - богини плодородия и любви. Славянский народ пользовался земледельческим календарем, представляющим собой реестр земледельческих «праздников» (каждому сельскохозяйственному занятию соответствовало имя святого-покровителя, например, «Трофим - бессонник, пора усиленных работ, страды», «Евстигней - житник») [6]. Календарь был основан на годовом круге, в основе которого лежали парные праздники, обычаи, обряды (Никола вешний и Никола зимний, святки рождественские и святки на Троицу и т. д.).
Итак, в сборнике пословиц В. И. Даля есть пословицы о труде, рассматриваемые в разделе «Работа - праздность» (490 пословиц). Пословицы можно поделить на несколько тематических групп в зависимости от соотношения понятий «работа» - «праздность». Так, для первой группе работа связывалась с высшей ценностью: «Не потрудиться, так и хлеба не родится (не добиться)», «Покуда цеп в руках, потуда и хлеб в зубах», «Хочешь есть калачи, так не сиди на печи!», «В поле серпом да вилой, так и дома ножом да вилкой», «Без труда не вынешь и рыбку из пруда», «Не терши, не мявши - не будет калач», «Работа - лучший приварок. По работе еда вкусней», «Не сиди сложа руки, так не будет и скуки!». Делается акцент на человеческой потребности в работе, в противном случае может наступить голод.
В следующей тематической группе пословиц оценивается качество работы, осуждается лень/праздность: «Праздность - мать пороков (переводная)», «Без дела жить - только небо коптить», глядя, «На чужую работу глядя, сыт не будешь», «Делать как-нибудь, так никак и не будет», «Пряди, девица, не ленись, по лавкам не тянись!», «Лень мужика не кормит».
Третья группа пословиц посвящена непосредственному противопоставлению работы и праздности в значении «лень»: «Труд человека кормит, а лень портит», «Где работно, там и густо, а в ленивом дому пусто», «Хочется есть, да не хочется лезть (в подполье)», «Ему дай яичко, да еще и облупленное», «Работает, как ребенок, а ест, как детина», «Рано вставать - некогда пировать», «От трудов своих сыт будешь, а богат не будешь».
О человеческой совести, оценивании характера человека по отношению к труду, о желании отдохнуть - пословицы четвертой группы: «Пойду погулять, на белый свет позевать», «Пилось бы да елось, да работа на ум не шла», «Что Машка напряла, то мышка скрала», «По работе и работника (и мастера) знать», «Как скроишь, так и тачать станешь», «Мешай дело с бездельем, проживешь век с весельем (или: с ума не сойдешь)», «Шевелись, работай - ночь будет короче (то есть хорошо уснешь)», «Работать - день коротать; отдыхать -ночь избывать», «Работе время, а досугу час. После дела и гулять хорошо», «Гуляй, да дела не забывай (а дело знай)! Молодец, гуляй, да сам себя знай!», «Гулять гуляй, да не загуливайся!».
Этимологический анализ концепта «праздник», проведенный на основе материала, предоставленного авторитетными этимологическими словарями, позволил выявить следующие значения: «порожний», «свободный от работы», «пространство, состоящее из свободы от работы», «торжество». На основе анализа пословиц русского народа дополнительно выявляются следующие значения: «безделье/лень/отдых». Становится очевидным, что «работа - труд» противопоставляется слову «праздность» в значении «лень / безделье». Само же слово «праздность», которое В. И. Даль активно употребляет в своем словаре, абсолютно не употребляется в современном русском языке, становится периферийным. «Слово, проживая свою жизнь во времени и пространстве, неизбежно варьирует свои семантические связи» [21, с. 56].
Библиографический список
1. Аникин В. П. К мудрости ступенька [Текст] / B. П. Аникин. - М. : Детская литература , 1988. - C. 175.
2. Арутюнова, Н. Д. Введение [Текст] / Н. Д. Арутюнова // Логический анализ языка. Ментальные действия. - М. : Наука , 1993. - С. 3-9.
3. Большой словарь иностранных слов [Текст]. -М. : ЮНВЕС , 1999. - 784 с.
4. Даль, В. И. Пословицы и поговорки русского народа [Текст] / В. И. Даль. - М. : Астрель , 2006.
5. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст] / В. И. Даль. - М. : ТЕРРА, 1994.
6. Круглый год. Русский земледельческий календарь [Текст] / сост. А. Ф. Некрылова. - М. , 1991.
7. Кубрякова, Е. С. Концепт [Текст] / Е. С. Кубря-кова // Е. С. Кубрякова, В. З. Демьянков и др. Краткий словарь когнитивных терминов. - М. : Изд-во МГУ , 1996. - С. 90-93.
8. Леонтьев, А. А. Основы психолингвистики [Текст] / А. А. Леонтьев.- М. : Смысл , 1997. - 287 с.
9. Лихачёв, Д. С. Концептосфера русского языка [Текст] / Д. С. Лихачёв // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология. -М. : Академия , 1997. - С. 280-287.
10. Маслова, В. А. Лингвокультурология [Текст] / В. А. Маслова. - М. : Академия , 2001. - 208 с.
11. Пищальникова, В. А. Общее языкознание [Текст] / В. А. Пищальникова. - Барнаул : Изд-во АлтГУ , 2001. - 240 с.
12. Семёнов, А. В. Этимологический словарь русского языка. Русский язык от А до Я [Текст] / А. В.
Семенов. - М. : ЮНВЕС , 2003.
13. Толстая, С. М. Праздник [Текст] / С. М. Толстая // Славянские древности : этнолингвистический словарь в 5-ти т. / под общей ред. Н. И. Толстого. -Т. 4: П (Переправа через воду) - С (Сито). - М. : Международные отношения , 2009. - 656 с. - С. 237-240.
14. Современная западная философия [Текст] : Словарь / сост. Молохов В. С. , Филатов В. П. - М. : Политиздат , 1991. - 414 с.
15. Современный словарь иностранных слов [Текст]. - СПб. : Дуэт , 1994. - 752 с.
16. Степанов, Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования [Текст] / Ю. С. Степанов. - М. : Языки русской культуры , 1997. - 824 с.
17. Толстая, С. М. Календарь [Текст] // Славянская мифология : энциклопедический словарь. Изд. 2-е. М. : Междунар. отношения, 2002. - 512 с. - С. 212214. http://www. pagan. ru/slowar/k/kalendarer1narodnyj8. php.
18. Толстая, С. М. Праздник [Текст] / С. М. Толстая // Славянская мифология : энциклопедический словарь. - Изд. 2-е. - М. : Междунар. Отношения , 2002. - 512 с. - С. 388-389.
19. Фасмер, М. Этимологический словарь русского языка [Текст] / М. Фасмер. - СПб. : Азбука , 1996.
20. Фоменко, Н. Ф. Уроки нравственности «Азбуки» Л. Н. Толстого [Текст] / Н. Ф. Фоменко // Начальная школа. - 1993. - № 3. - С. 17-19.
21. Цивьян, Т. В. Модель мира и ее лингвистические основы [Текст] / Т. В. Цивьян. - Изд. 4-е. - М. : Книжный дом «ЛИБРОКОМ» , 2009. - 280 с.
22. Этимологический словарь русского языка [Текст] / сост. Т. А. Крылов. - М. : Виктория Плюс, 2005.

Ещё статьи о праздниках, торжествах и корпоративах

 


← Методические аспекты обучения студентов составлению флористических композиций   Мотивация на "ура" →