Религиозные нерабочие праздники в светском государстве

Статьи


В статье рассматривается проблема религиозных праздников в светском государстве в связи с судебными решениями, принятыми в конце 2011 г. 21 декабря 2011 г. Президиум Верховного Суда России признал право субъектов Российской Федерации устанавливать выходные в религиозные праздники в дополнение к федеральным праздникам. Таким образом, Верховный Суд удовлетворил надзорную жалобу Государственного собрания (Курултая) Башкортостана - подтвердил право объявлять мусульманские праздники Ураза-байрам и Курбан-байрам нерабочими днями в Республике и отменил кассационное решение суда первой инстанции.

В этот же день Конституционный Суд Российской Федерации принял Определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы, в которой оспаривалась норма Трудового кодекса РФ, объявляющая нерабочим праздничным днем 7 января - Рождество Христово (при этом заявителем в обоих судах выступило одно и то же лицо).

Ключевые слова: религиозные праздники, светское государство, выходной (нерабочий) день, свобода вероисповедания.

Religious non-working holidays in secular state

E.N. Markova

The article considers problem of religious holidays in secular state in connection with judicial decisions adopted in the end of 2011. On the 21 of December 2011 the Presidium of the Supreme Court of Russia acknowledged right of the subjects of the Russian Federation to establish non-working days on religious holidays in addition to federal holidays. Therefore the Supreme Court satisfied supervision petition of the State Assembly (Kurultaj) of Bashkortostan - confirmed the right to declare Muslim holidays Uraza-bairam and Kurban-bairam to be non-working days in the Republic and denounced cassational decision of the court of the first instance.

On the same day the Constitutional Court of the Russian Federation adopted ruling on refusal to accept for consideration of petition which contested the norm of the Labor Code of the RF declaring a non-working holiday the 7th of January - Christmas (at that the applicant in both courts was one and the same person).

Key words: religious holidays, secular state, non-working day, freedom of confession.

В соответствии со ст. 1 Закона Республики Башкортостан от 27 февраля 1992 г. N ВС-10/21 «О праздничных и памятных днях в Республике Башкортостан» (в ред. от 1 марта 2011 г.) в Республике Башкортостан были объявлены нерабочими праздничными днями Ураза-байрам и Курбан-байрам. Даты проведения праздников Ураза-байрам и Курбан-байрам в соответствии с лунным календарем ежегодно должны были объявляться Правительством Республики Башкортостан не позднее чем за три месяца до их наступления.

Один из жителей Уфы, С.К. Дулов, обратился в Верховный Суд Республики Башкортостан, требуя отменить региональные выходные, ссылаясь на противоречие Конституции Российской Федерации, Конституции Республики Башкортостан и считая отдых в подобные дни нарушением Трудового кодекса РФ и Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях».

Истец полагал, что: а) эти религиозные праздники были установлены законодательным (представительным) органом государственной власти Республики с превышением полномочий, предоставленных субъектам РФ, б) тем самым закон допускает дискриминацию прав граждан в сфере трудовых отношений, не относящихся к исламскому религиозному объединению.

Представители Государственного Собрания (Курултая) Республики Башкортостан, Президента Республики Башкортостан в своих возражениях отметили, что, хотя Башкирия и многонациональная Республика, большинство ее населения - мусульмане. Поэтому выходные в дни празднования религиозных праздников - это обеспечение религиозных прав верующих и неотъемлемая гарантия их прав.

Кроме того, несмотря на то что в Трудовом кодексе действительно ничего не сказано о дополнительных праздниках, это положение закона возникло не само по себе: согласно п. 7 ст. 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» по просьбам религиозных организаций соответствующие органы государственной власти в Российской Федерации вправе объявлять религиозные праздники нерабочими (праздничными) днями на соответствующих территориях.

На территории Башкирии суды отклонили все претензии истца, однако Верховный Суд РФ в августе 2011 г. неожиданно для многих встал на его сторону <2>.

--------------------------------

<2> Определение Верховного Суда РФ от 31 августа 2011 г. N 49-11-57 «Об отмене решения Верховного суда Республики Башкортостан от 27.06.2011 и удовлетворении заявления о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими абзацев 3 и 4 пункта 1 статьи 1 Закона Республики Башкортостан от 27.02.1992 N ВС-10/21 «О праздничных и памятных днях в Республике Башкортостан» (в ред. Закона Республики Башкортостан от 01.03.2011 N 364-3)». Документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».

При этом Верховный Суд РФ исходил из положений Трудового кодекса РФ (ст. 106, 107) в их взаимосвязи с общими началами трудового законодательства (ст. 1 - 6 ТК РФ) и указал, что наряду с другими видами времени отдыха (перерывы в течение рабочего дня (смены); выходные дни; отпуска) нерабочий праздничный день относится к числу основ трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений. Следовательно, и принятие обязательных для применения на территории Российской Федерации законов и иных нормативных правовых актов по вопросам установления праздничных дней нерабочими составляет предмет ведения федеральных органов государственной власти. При таких обстоятельствах объявление законом субъекта РФ праздничных дней нерабочими означает не что иное, как превышение субъектом Российской Федерации нормотворческой компетенции.

Суждение суда первой инстанции о том, что оспариваемое правовое регулирование обусловлено национальными, историческими, религиозными особенностями и традициями субъекта Российской Федерации, было признано несостоятельным. Анализ федерального законодательства указывает на то, что субъект РФ устанавливает собственное правовое регулирование с учетом особых традиций субъекта РФ в случаях, прямо определяемых федеральным законом. Между тем Трудовой кодекс РФ регулирования субъектом РФ трудовых отношений с учетом исторических, национальных и иных традиций не предполагает, а положение п. 7 ст. 4 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» само по себе не свидетельствует о наличии нормотворческой компетенции субъектов Российской Федерации по оспариваемому вопросу.

Решение вызвало бурную дискуссию не только в обществе и среди представителей религиозных конфессий <3>, но и в правовой среде. Особенно остро реагировали регионы, где религиозные праздники были также признаны нерабочими днями <4>. Несмотря на то, что формально решение Верховного Суда РФ не касалось их напрямую, запрет на объявление религиозных праздников нерабочими днями мог стать нежелательным для этих регионов прецедентом.

--------------------------------

<3> См., напр.: Священнослужители о выходных в мусульманские праздники // Информационно-аналитический портал «Религия и право». URL: http://religionip.ru/node/138.

<4> Аналогичные выходные дни установлены также и в других республиках: Чечне, Татарстане, Карачаево-Черкесии, Адыгее.

Осенью 2011 г. в Государственную Думу был внесен проект поправок в Трудовой кодекс по конкретизации ряда статей Трудового кодекса РФ и Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», дающих право регионам объявлять религиозные праздники нерабочими днями <5>.

--------------------------------

<5> Шкель Т. Выходные в будни. Регионам предлагается разрешить устанавливать дополнительные праздники // Российская газета. N 5591(215). 27.09.2011. URL: http://www.rg.ru/2011/09/ 27/ week-end.htrnl.

Кроме того, Государственное собрание (Курултай) Башкирии также направило в Президиум Верховного Суда надзорную жалобу. В декабре 2011 г. Президиум Верховного Суда России, рассмотрев доводы Государственного собрания (Курултая) Башкортостана, изложенные в надзорной жалобе, признал их законными и обоснованными и признал законным решение суда Республики о выходных.

Примечательно, что хронологически принятию данного Постановления Президиумом ВС РФ предшествовал комментарий В.В. Путина <6>, сделанный им в ходе состоявшейся 15 декабря 2011 г. прямой линии: Председатель Правительства РФ предположил, что Определение Верховного Суда РФ о запрете религиозных праздников продиктовано желанием того, чтобы в России были общенациональные праздники и чтобы в каждом субъекте РФ не принимались свои праздники со своими выходными днями, но также выразил надежду на то, что «при окончательном решении этого вопроса Верховный Суд будет иметь это в виду, а если необходимо, если он усмотрел какие-то нарушения закона, выйдет или в Правительство, или к Президенту с просьбой что-то поправить в нашем законодательстве таким образом, чтобы никто на территории Российской Федерации, представителем какой бы религии он ни был, не чувствовал себя ущемленным».

--------------------------------

<6> Из стенограммы специальной программы «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение» (вышла в прямом эфире телеканалов «Россия 1», «Россия 24» и «РТР-Планета», радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России» 15 декабря 2011 г.). Сайт Правительства России. URL: http://premier.gov.ru/ events/ news/ 17409/ multiscripts.html: «Во-первых, должен сказать, что я действительно неоднократно бывал в Уфе. Знаю, какое внутреннее соревнование идет между Башкортостаном и Татарстаном. В Татарстане очень много сделано по развитию Казани, но должен отдать должное и Башкирии и отметить, что, действительно, такой толчок в развитии Республики и самой Уфы был заложен еще и прежним руководителем, президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым. И проблем, конечно, в Республике много, но все-таки такая база экономического развития была создана, и Уфа развивается активно. Кроме всего прочего, Уфа всегда была центром российского ислама. Конечно, наверное, такое решение, как запрет на проведение этих праздников, было болезненным.

Вы знаете, что я хочу сказать вам и всем другим нашим гражданам, которые исповедуют ислам, традиционный ислам? В России он всегда развивался и был одной из основ поддержки российской государственности. Государственная власть России, конечно, будет ислам поддерживать, наш традиционный ислам. Что я хочу сказать вам и другим представителям этой религии? Вы знаете, особенно в других регионах России: праздник-то хороший, Ураза-байрам, хороший, но когда происходят вот эти акты жертвоприношения, особенно в немусульманских республиках: ну не надо делать это публичным, не надо шокировать других граждан, которые не понимают даже, что это такое. В этом должна быть тоже толерантность и понимание той культурной среды, где вы живете, где вы находитесь, где вы это делаете.

Но что касается запретов, о которых вы сейчас сказали, чем это вызвано, я не знаю, я же в Верховном Суде не работаю. Я думаю, что это продиктовано желанием того, чтобы у нас были общие, общенациональные праздники, чтобы в каждом субъекте Федерации не принимались свои праздники с выходными днями и т.д. Но это не только правовая сторона, безусловно, и здесь вы правы, это такая морально-политическая сторона дела.

Насколько мне известно, Верховный суд приостановил свое решение, и возможности отправления религиозных культов и проведения праздников есть. Я очень надеюсь, что при окончательном решении этого вопроса Верховный Суд будет иметь это в виду, а если необходимо, если он усмотрел какие-то нарушения закона, выйдет или в правительство, или к президенту с просьбой что-то поправить в нашем законодательстве таким образом, чтобы никто на территории Российской Федерации, представителем какой бы религии он ни был, не чувствовал себя ущемленным».

Это Постановление Президиума Верховного Суда РФ провоцирует на обсуждение многих незаслуженно «замалчиваемых» правовых проблем, которые не столько лежат в плоскости трудового права, сколько затрагивают конституционные принципы <7>. Не вдаваясь подробно в анализ правомерности распределения компетенции между федеральным центром и субъектами РФ в затронутой сфере и возможных «политических» мотивов принятия этого решения, представляется важным сосредоточиться на решении потенциальных правовых конфликтов, связанных с правом субъектов РФ устанавливать дополнительные выходные религиозные праздники.

--------------------------------

<7> Пожалуй, единичным случаем, когда косвенно была затронута проблема религиозных праздников, было решение Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2000 г., согласно которому в удовлетворении жалобы о признании незаконным и отмене постановления Центральной избирательной комиссии о назначении даты дополнительных выборов (совпавшей с Днем Святой Троицы) было отказано на том основании, что в России никакая религия не может быть установлена в качестве государственной. Поэтому никакие канонические правила не могут оказывать воздействие на деятельность органов государственной власти, в том числе при решении вопроса о назначении дня выборов, когда он выпадает на день религиозного праздника.

С одной стороны, в светском государстве недопустимо вмешательство органов государственной власти в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в том числе недопустимо ограничение прав граждан отмечать религиозные праздники зарегистрированной конфессии. С другой стороны, требуемую нейтральность государства сложно реализовать в этом вопросе на практике: светский (государственный) календарь не учитывает большинства или даже всех праздников разных религиозных конфессий. При этом работать в религиозный праздник зачастую признается очень серьезным нарушением религиозных канонов, а сама дата такого праздника меняется и высчитывается ежегодно согласно определенным правилам.

1. Очевидно, что для такого многонационального и многоконфессионального государства, как Россия, не подходит путь, по которому законодательно закреплялись возможности «отмечания» всех религиозных праздников в качестве официальных выходных дней.

Если же и дальше проводить довольно спорную политику по предоставлению привилегий так называемым четырем «традиционным религиям» <8> и предоставить верующим только этих конфессий не работать в праздник, если того требуют нормы их религии, то остро встает и без того непростой вопрос о равенстве религиозных объединений, провозглашенном в ст. 14 Конституции РФ.

--------------------------------

<8> Напомним, что уже в преамбуле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» делается ссылка на «особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры» и на уважение «христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия России».

Наверное, поэтому законодатель и принял несовершенное решение закрепить за регионами право самостоятельно устанавливать выходные в религиозные праздники по своему усмотрению (считается, что в принципе это актуально только для субъектов РФ, где превалирует мусульманское население). По просьбам религиозных организаций соответствующие органы государственной власти в Российской Федерации вправе объявлять религиозные праздники нерабочими (праздничными) днями на соответствующих территориях.

Но, во-первых, даже если такое заявление поступит от религиозной организации, это еще не гарантирует удовлетворение просьбы. Кроме того, не совсем понятно, как быть с верующими других конфессий и тем более атеистами: понятно, что большинство населения вряд ли будет возражать против дополнительных выходных, но практика показала, что все-таки есть и те, для кого это является «делом принципа».

Представляется, что возможным выходом из этой конфликтной ситуации было бы использование положительного зарубежного опыта: в некоторых европейских странах (Болгарии, Македонии, Сербии) главные праздники доминирующей конфессии сделаны государственными, а иноверцы имеют право в установленные для них даты брать свободный день за свой счет или в счет отпуска.

Такая гибкая система принята, например, в Болгарии. Четыре главных праздника Болгарской православной церкви (Рождество, Сочельник, Пасха, Страстная Пятница) являются официальными государственными нерабочими праздниками в Болгарии (ст. 154 Трудового кодекса Болгарии <9>). В соответствии с п. 4 ст. 173 Трудового кодекса Болгарии работники, не исповедующие православие, имеют право на какую-то часть своего ежегодного оплачиваемого отпуска или несколько дней «за свой счет» во время религиозных праздников своей веры. При этом работодатели обязаны обеспечить, чтобы такие «другие» религиозные праздники продолжались не дольше, чем количество дней православных праздников, включенных в список официальных праздников страны. Каждый год Совет министров Болгарии определяет праздники неправославных верующих по предложению соответствующих зарегистрированных религиозных организаций. Обычно право на свои религиозные праздники предоставляется мусульманам, католикам, иудеям, евангелистам, приверженцам веры бахаи, Армянской апостольской церкви, Церкви Адвентистов Седьмого Дня, представителям таких религиозных объединений, как Белое братство, Союз евангельских церквей.

--------------------------------

<9> Кодекс законов Болгарии о труде. URL: http://lex.bg/laws/ldoc/ 1594373121; Великая Пятница в Болгарии объявлена выходным днем. URL: http://www.pravoslavie.ru/news/ 34012.htm. Кроме того, официальным выходным днем является день святого великомученика Георгия Победоносца, но с добавлением как День храбрости и Болгарской армии.

В случае принятия за основу такой модели отдельно нужно оговорить положение атеистов, которые также должны иметь возможность «отгулять» свои праздники в течение года или присоединить их к отпуску.

Кроме того, необходимо законодательно закрепить дополнительные гарантии для граждан, как это было, например, сделано в Бельгии на уровне Конституции: никто не может принуждаться каким-либо образом к участию в религиозных актах и обрядах какого бы то ни было культа и соблюдению установленных им дней отдыха (ст. 20 Конституции Бельгии <10>).

--------------------------------

<10> Конституция Бельгии от 17 февраля 1994 г. URL: http:// www.dekamer.be/ kvvcr/ pdf_sections/ publications/ constitution/ grondwetEN.pdf.

2. Однако даже закрепление такой модели не избавляет от других правовых коллизий: как быть работодателю в том (на сегодняшний день гипотетическом) случае, если на территории одного субъекта будут признаны выходными религиозные праздники разных конфессий.

В этой связи ярким примером является судебная практика Республики Македония - сравнительно небольшого по территории государства, население которого при этом разделено по религиозному признаку на православных христиан и мусульман. Предметом рассмотрения в Конституционном суде Республики Македония стало дело работника, который был известен как православный христианин, но дважды не вышел на работу в дни мусульманских праздников, объяснив, что он стал придерживаться ислама <11>. Однако заявитель никаких доказательств этому представить не смог, поэтому был подвергнут дисциплинарному взысканию, и македонский Конституционный суд не признал нарушения его религиозной свободы <12>.

--------------------------------

<11> См.: Закон за празниците на Република Македониjа N 21/98 от 08.05.1998. URL: http:// www.pravo.org.mk/ documentDetail.php?id=160.

<12> Постановление Конституционного суда Республики Македония N U.br.220/99 от 12 июля 2007 г. // Sluzben vesnik na Republika Makedinija (Official Gazette) // MKD-2000-2-005 / The Codices Database. URL: www.codices.coe.int.

После этого заявитель обратился в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В деле «Костеский (Kosteski) против Бывшей Югославской Республики Македония» <13> ЕСПЧ высказался следующим образом: «Поскольку заявитель жаловался на то, что имело место нарушение forum integrum [внутренних убеждений] в связи с тем, что от него потребовали доказать свою веру, Суд напоминает, что в решениях [национальных] судов в связи с обжалованием со стороны заявителя дисциплинарного наказания в отношении его было действительно установлено, что заявитель не подтвердил достоверности своего утверждения о том, что он является мусульманином, и что его поведение, напротив, вызывает сомнение в данном утверждении, так как не было представлено явных признаков того, что он практикует мусульманскую веру или участвует в коллективных мусульманских молитвах.

--------------------------------

<13> Kostesky v. the former Yugoslav Republic of Macedonia (Костеский против Македонии). Заявление N 55170/00, решение ЕСПЧ от 13 апреля 2006 г.

И при том, что само представление о том, что государство выносит свое решение в отношении внутреннего мира и личных убеждений гражданина, вызывает отторжение и может, к сожалению, напомнить об имевших место в прошлом позорных преследованиях, Суд полагает, что в данном деле речь идет о том, что заявитель стремился воспользоваться специальным правом, предусмотренным [национальным] законодательством, в котором обеспечивается, что мусульмане могут брать выходные по особым дням... В контексте трудовых отношений, с учетом наличия особых обязательств и прав между работодателем и работником, Суд не считает неразумным, что работодатель может рассматривать отсутствие без разрешения или очевидного оправдания как дисциплинарный вопрос. Когда же работник стремится опереться на отдельные исключения, то не является подавлением или принципиальным конфликтом со свободой совести потребовать определенного уровня подтверждения, когда претензия касается привилегии или права, предоставляемого не всем, и если такое подтверждение не представлено, то делается негативный вывод» (п. 39 решения ЕСПЧ «Костеский против Македонии»).

Таким образом, требования национальных инстанций представить доказательства приверженности работника определенной религии в подтверждение его отсутствия на работе не являются необоснованными и непропорциональными, а вопрос о необходимости представления доказательств искренности религиозных убеждений работника и критериев оценки таких доказательств остается открытым.

Отказ работать в определенный день не рассматривается как проявление религиозной веры, хотя само отсутствие на работе может быть мотивировано этим. Поскольку запрос о представлении убедительных доказательств своих религиозных воззрений потенциально влечет вмешательство во внутреннюю сферу веры и нарушение религиозной свободы, представляется целесообразным закрепить так называемую презумпцию искренности вероисповедания: работник считается искренним в своих религиозных убеждениях до тех пор, пока не будет доказано, что он обманным путем пытался получить преимущества, предоставляемые в установленных случаях для этой категории верующих.

3. Особого внимания заслуживают общероссийские религиозные праздничные дни. Прежде всего, это Рождество (7 января) - нерабочий выходной день по Трудовому кодексу РФ <14>.

--------------------------------

<14> Напомним, как 7 января стал официальным праздником: в 1990 г. Верховные Советы ряда союзных республик приняли решения об объявлении 7 января (Рождества Христова) нерабочим (праздничным) днем. В январе 1991 г. Госкомтруд СССР подготовил разъяснение от 03.01.1991 N 1 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с объявлением Верховными Советами союзных республик 7 января (Рождества Христова) нерабочим (праздничным) днем», в котором пояснил, что в связи с объявлением Верховными Советами РСФСР, Украинской ССР, Грузинской ССР и ССР Молдова 7 января (Рождества Христова) нерабочим (праздничным) днем в этот день допускаются работы, приостановка которых невозможна по производственно-техническим условиям (непрерывно действующие предприятия, учреждения, организации), работы, вызываемые необходимостью обслуживания населения, а также неотложные ремонтные и погрузочно-разгрузочные работы; в этот день на предприятиях, в учреждениях и организациях могут также производиться работы по решениям трудовых коллективов, принятым с учетом национальных, религиозных или иных традиций. Затем Рождество вошло в перечень нерабочих праздничных дней, закрепленный в Трудовом кодексе РФ. См. об этом: Щур-Труханович Л.В. Время отдыха: выходные, праздники, отпуска (практическое пособие) // СПС «КонсультантПлюс». 2005.

Будучи религиозным праздником одной конфессии - православных христиан, пусть роль в истории России этой конфессии и особо подчеркивается в законодательстве, Рождество вызывает определенные сомнения, почему государство не относится с таким же почтением к религиозным праздникам других конфессий, особенно когда религия запрещает труд в эти дни или не приветствует его. Кроме того, согласно действующему трудовому законодательству даже локальным нормативным актом - коллективным договором между работодателем и работниками нельзя отменить норму, установленную федеральным законом.

Попытки оспорить эту норму трудового законодательства, закрепляющую Рождество как нерабочий праздничный день, не прекращаются до сих пор. Так, тот же С.К. Дулов обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение его конституционных прав абзацем 3 ч. 1 ст. 112 Трудового кодекса РФ и п. 7 ст. 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». По мнению С.К. Дулова, оспариваемые нормы нарушают его право на труд и противоречат конституционным положениям о светском характере Российского государства и об отделении религиозных объединений от государства. Но поскольку в жалобе С.К. Дулова не было подтверждения применения судом оспариваемых заявителем норм в нарушение его конституционных прав и свобод, Конституционный Суд РФ принял Определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы как не отвечающей критерию допустимости обращений в Конституционный Суд РФ <15>.

--------------------------------

<15> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации N 1846-О-О/2011 от 21 декабря 2011 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дулова Сергея Константиновича на нарушение его конституционных прав абзацем третьим части первой статьи 112 Трудового кодекса Российской Федерации и пунктом 7 статьи 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Опубликовано на сайте Конституционного Суда России. URL: http://www.ksrf.ru.

Вопросы, так или иначе связанные с празднованием Рождества, неоднократно рассматривались в судах США, и в этом смысле американская судебная практика является практически неисчерпаемым источником достаточно убедительной аргументации. Вопрос о конституционности признания Рождества в качестве официального оплачиваемого отпуска был поднят, например, в деле «Ганулин против США» <16>.

--------------------------------

<16> Ganulin v. United States (1999). URL: http:// atheism.about.com/ library/ decisions/ holydays/ bldec_GanulinUS.htm.

Ричард Ганулин, адвокат, подал иск против Соединенных Штатов в окружной суд США, утверждая, что закон, провозглашая Рождество государственным праздником, нарушает Первую поправку к Конституции США, запрещающую Конгрессу издавать законы, учреждающие государственную религию.

Основными аргументами Ганулина были следующие тезисы: 1) Рождество - это время, когда христиане празднуют Рождество Иисуса Христа, которого они считают своим Мессией; 2) празднование Рождества ассоциируется с приходом христианской фигуры святого - Санта-Клауса. В связи с этим Ганулин утверждал, что официальное признание Рождества как государственного праздника представляет собой утверждение и продвижение христианства и христианских верований.

В 1999 г. окружной судья США вынес решение против Ричарда Ганулина, отвергая все его утверждения. В своих рассуждениях судья пришел к совершенно противоположному выводу - о светском характере современного праздника Рождества: предоставляя работникам оплачиваемый отпуск в день Рождества, правительство тем самым не более чем признает культурную значимость праздника.

Это решение повлекло за собой длинный список прецедентов, когда в судебных решениях признавалось, что, пока государство в состоянии ясно сформулировать приемлемые светские цели своих действий, оно может утверждать религиозный праздник как официальный государственный праздник для всех служащих.

Схожую аргументацию можно встретить и в решении Конституционного суда Венгрии, когда лидеры религиозной организации, проповедующей иудаизм, пытались оспорить, почему наиболее важные иудейские праздники не были признаны венгерскими государственными официальными праздниками. Конституционный суд Венгрии отметил: «...наиболее важные праздники христианской религии в наши дни имеют секуляризованный и общий социальный характер. Они признаны особыми днями не в силу их религиозного содержания, а исходя из экономических соображений, а также потому, что они соответствуют ожиданиям общества» <17>.

--------------------------------

<17> Постановление Конституционного суда Венгрии N 10/1993 от 27 февраля 1993 г. // Magyar Kozlony (Official Gazette) // HUN-1993-1-004 / The Codices Database. URL: www.codices.coe.int.

Можно, конечно, предположить, что такой же логикой руководствовался и российский законодатель, закрепляя православное Рождество как нерабочий праздничный день. Кроме того, в 2010 г. официально закреплен еще один государственный православный праздник (не является нерабочим) - 28 июля в России теперь отмечается такая памятная дата, как День Крещения Руси <18>. Федеральный закон «О днях воинской славы и памятных датах России» «направлен на юридическое закрепление в качестве памятной даты важного исторического события, оказавшего значительное влияние на общественное, духовное и культурное развитие народов России и на укрепление российской государственности».

--------------------------------

<18> Законопроект о включении Дня Крещения Руси в число памятных дат был разработан Министерством культуры во исполнение поручений Президента РФ Д.А. Медведева и Председателя Правительства РФ В.В. Путина, и в 2010 г. был принят Федеральный закон от 23 июля 2010 г. N 170-ФЗ «О внесении изменения в статью 1.1 Федерального закона «О днях воинской славы и памятных датах России» // СЗ РФ. 2010. N 30. Ст. 4001.

Тем не менее такое объяснение вряд ли будет удовлетворительным в полной мере как для атеистов и представителей других конфессий (которые будут продолжать связывать Рождество с христианством), так и для самих православных христиан (религиозные чувства которых могут быть задеты провозглашением одного из главных религиозных праздников светским и не имеющим отношения к религии в современной интерпретации).

Остается и множество других вопросов. В частности, как быть, если на праздники закроются какие-либо учреждения или предприятия с религиозно однородным коллективом, имеющие ключевое значение для государственной и (или) общественной жизни? Надо ли в этом случае обязать таких работодателей привлекать временных работников, планировать график работы так, чтобы причинить наименьший ущерб, или предусмотреть квоты на религиозное представительство и не будет ли это прямым вмешательством в религиозную свободу и дискриминирующим условием при принятии на работу?

Как быть с отдельными категориями работников/служащих, например с судьями? В соответствии с действующим российским законодательством нерабочие праздничные дни, установленные законом субъекта Российской Федерации, не являются временем отдыха для судей и работников аппарата судов общей юрисдикции, равно как и для иных федеральных государственных гражданских служащих, работающих в организациях, расположенных на территории субъекта Российской Федерации, органами законодательной власти которого принят такой закон <19>.

--------------------------------

<19> См. подробнее об этом: Судьям на заметку (редакционный материал) // Администратор суда. 2011. N 3. С. 20 - 24 // СПС «КонсультантПлюс».

Наконец, до сих пор не была затронута проблема требований определенным образом «отмечать» праздник и запретов на занятие определенными видами деятельности в праздничный день. Может ли работник отказаться от исполнения своих служебных обязанностей во время работы, если того требуют религиозные каноны?

Представляется, что пакет поправок в Трудовой кодекс РФ, внесенный в Государственную Думу и предоставляющий право регионам объявлять религиозные праздники нерабочими днями, мог бы послужить поводом для урегулирования многих вопросов.

Что касается судебных органов, то при разрешении между работниками и работодателями их роль особенно велика, при этом судьи должны учитывать конституционные принципы светского государства и свободы вероисповедания.

Маркова Е.Н. Религиозные нерабочие праздники в светском государстве // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 3. С. 19 - 24.

Статья подготовлена в рамках проекта Института права и публичной политики «Двадцать лет демократического пути: укрепление конституционного порядка в современной России» (2011 - 2013 гг.).

Маркова Елена Николаевна, младший научный сотрудник кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.


← Революционные праздники на Кубани и Дону в 1917 г.   Рождественские праздники на Руси: история, обычаи, традиции →